» Жиль Бёф, президент Национального музея естествознания Франции: «Следует ввести плату за право пользования при...
07.04.2010 - UNESCOPRESS

Жиль Бёф, президент Национального музея естествознания Франции: «Следует ввести плату за право пользования природными ресурсами»

© DR

Жиль Бёф, президент Национального музея естествознания Франции обосновывает необходимость введения системы стоимостной оценки биоресурсов и, в частности, ресурсов океана. По его мнению, с экономической точки зрения нельзя считать нормальным положение, при котором эти ресурсы эксплуатируются бесплатно. Он также рассказывает о системе подсчета числа видов, существовавших в прошлом и выявленных в наши дни.

 

Эта беседа состоялась во время проходившей в ЮНЕСКО в январе 2010 года конференции «Наука и политика в области биоразнообразия». Беседу вел Бернар Джиансетто, Бюро информации общественности ЮНЕСКО.

Почему об океане говорят как о «не учтенном ресурсе общества»? Не по этой ли причине голубой тунец, например, считается «даровым», несмотря на то, что он находится под угрозой исчезновения?

Действительно, считается, что собранное растение или животное, ставшее добычей, являются собственностью того, кто их добыл. Ясно, такая экономическая система не вечна. В связи с этим и возникла идея выражать в стоимостном исчислении не только экосистемы, но и составляющие их виды. Идет настоящая борьба за то, чтобы каждый вид, включая ископаемые, – от голубого тунца или сардины до залежей акульих зубов вокруг Новой Каледонии – учитывался в рамках системы управления ресурсами.

Растет ли понимание важности этих проблем в правительственных кругах?

Да, разумеется. Речь идет о ряде стран, готовых установить цену на ресурс. Те, кто совместно занимаются экономической деятельностью, объединяются в кооперативы или создают предприятия, наделенные правом на эксплуатацию ресурсов некоторых экосистем. Ведь когда ты являешься владельцем экосистемы, ты и лучше оберегаешь ее, и бережнее относишься к ее ресурсам. Но то, что легко объяснить в случае прибрежных морей, становится затруднительным, когда речь идет об открытом море. Я имею в виду, в частности, залежи полиметаллических конкреций, этих богатых металлами окатышей, устилающих обширные зоны глубоководного морского дна.

Почему?

У тех, кто будет располагать средствами добычи этих конкреций, может появиться желание рассматривать их как свою собственность. Теперь вам понятно, почему требуется введение закона, в соответствии с которым будет вноситься плата за эксплуатацию ресурса. При этом получаемые средства должны будут вкладываться в защиту экосистем, их рациональное и устойчивое использование. Рыболовецкие кооперативы в Японии являются примером такого рода, когда предприятиям предоставляется право контроля за использованием ресурсов экосистем.

Как подсчитываются общее число видов и скорость их исчезновения?

Известно число видов, хранящихся в музеях. Это чуть меньше двух миллионов. Но ведь имеется множество «синонимов». Они возникают, когда виду присваивается имя без достаточной проверки того, а не было ли это уже сделано другими. Как оценить число тех видов, которые даже еще и не открыты? Только составляя очень подробные описания. Например, огораживают один квадратный километр леса на Борнео или в бассейне Амазонки. Затем все содержимое описывается и располагается в определенной последовательности. То же самое делается и в море: берется один кубический метр морской воды, отлавливаются рыбы, затем отфильтровывается все, даже то, что может быть размером меньше двух микрон, и составляется последовательность всех обнаруженных ДНА. Где бы мы ни были, мы окружены приблизительно 20% известного и 80% неизвестного. То есть в данном месте находится, по крайней мере, в пять раз больше видов, чем мы обнаружили. А это означает, что существует от 10 до 30 миллионов неизвестных видов, поскольку многие из них даже не удерживается ячейками фильтровальных устройств. Кстати, эта неопределенность создает для нас некоторые трудности, поскольку при обсуждении этих вопросов с ответственными лицами в правительстве те непременно напомнят нам о невозможности точно установить количество видов. Ну, а если добавить сюда микробы и бактерии, то проблема становится еще сложнее…

А сколько видов уже исчезло?

По некоторым оценкам, со времен возникновения жизни существовало два миллиарда видов. До наших дней от них сохранились лишь 1,0 - 1,5%, а остальные исчезли под воздействием природных факторов. Палеонтологи подсчитали, что в нашу эпоху скорость их исчезновения в 1000 раз превышает то, что происходило на протяжении последних 100 миллионов лет. Обычно за одно тысячелетие исчезал один вид из тысячи. В соответствии с «Оценкой экосистем на пороге тысячелетия» (ОТ), в 20-м веке их исчезает в 600 и даже 1000 раз больше, чем можно было бы ожидать.

(*) «Оценка экосистем на пороге тысячелетия» (ОТ*): ОТ - доклад, подготовленный в 2005 году для ООН. В его разработке приняли участие 1360 специалистов многих стран мира. Перед ними стояла задача оценить последствия происходящих в экосистемах изменений для благосостояния человека. Эта оценка заложила основы научной базы для принятия мер по улучшению сохранности и устойчивому использованию этих систем.




<- назад в: Обзор новостей
К началу страницы