» Мы жертвы кризиса, но не причина – Интервью с Сергеем Капицей
17.08.2012 - UNESCOPRESS

Мы жертвы кризиса, но не причина – Интервью с Сергеем Капицей

© UNESCO/Dou Matar

14 августа из жизни ушел выдающийся ученый Сергей Капица, лауреат премии Килинги, за популяризацию науки, вручаемой ЮНЕСКО (1979 г.), член Комиссии высокого уровня по науке во имя развития, созванной Генеральным директором ЮНЕСКО Ириной Боковой 15-16 сентября 2011 г. В память о Сергее Петровиче, ЮНЕСКО публикует интервью, данное им «Курьеру ЮНЕСКО» 16 сентября 2011 г.

Интервью провела Катерина Маркелова

Последние десять лет вы интересуетесь вопросами демографии. Известно, что проблемы охраны окружающей среды во многом определяются ростом численности населения планеты.

В первую очередь рост численности населения влияет на проблемы экономики и развития, и только потом, окружающей среды.

Согласно вашим доводам, вскоре, если даже не сейчас, численность населения планеты стабилизируется.

Верно, в течение ближайшего десятилетия.

Каким образом это повлияет на проблемы загрязнения окружающей среды?

Окружающая среда – это одна из существующих проблем. Я думаю, что ее мы тоже решим. Если человечество будет тратить в сто раз меньше денег на войну и потратит их на окружающую среду, это уже решит многие проблемы. Тем более, что современная война – это, как правило, война с окружающей средой.

Какие факторы приведут к тому, что население Земли стабилизируется?

Это важнейший вывод, к которому приходит вся мировая демография, на основании тех расчетов, которые я когда-то проводил. Приводится замкнутая, довольно простая модель развития человечества за все время его существования. Получается, что наше время – это есть время, с одной стороны, взрывного развития человечества, которое так всех пугало. Когда я был маленький, меня в школе учили, что в мире два миллиарда человек, а сейчас нас…

Семь…

Семь миллиардов человек. Такого никогда не было, и никогда не будет. Такого темпа роста больше не предвидится. Нужно понять, что мы находимся в эпоху жесткого изменения режима развития человечества. Такого понимания пока нет. Недавно в важнейшем журнале американской идеологии Foreing Affairs был опубликован большой обзор демографического состояния мира. Там ни слова о демографическом переходе и стабилизации населения Земли. Хотя именно это мне представляется важнейшим фактором мирового развития.

В этих новых условиях будет происходить перемена жизни и ценностей. Раньше мы жили по принципу всего больше: больше детей, больше денег, больше места, больше оружия. Сейчас, такого очевидно больше не будет. Сейчас практически недород детей во всех развитых странах.

А в развивающихся странах рост численности населения продолжается.

Пока он действительно продолжается, но с моей точки зрения, продолжатся он будет очень недолго.

Почему?

Они пойдут по тому же пути, по которому шли развитые страны, со сдвигом в пятьдесят лет, грубо говоря. Они также быстро соображают, как и мы, и даже быстрее, потому что идут по нашему пути.

В начале этого века, в канун Первой мировой войны, в России прирост населения был 2%. И население росло усиленными темпами, также как в Европе и во всем мире. А сейчас наоборот, и дело не в революции, а в глобальном демографическом переходе.

В чем, кстати, конкретно, заключается понятие демографического перехода?

Оно было открыто французским демографом Адольфом Ландри [1874 – 1956 гг., прим. ред.] на примере Франции. Он обратил внимание на то, что происходит цивилизационный цикл с максимумом роста, а потом резко убыль. Он назвал это демографическим переходом и даже демографической революцией. Эта точка зрения мне представляется одним из крупнейших достижений демографической науки. Она не сразу была принята, но сейчас очевидно, что это так и есть. Более того, я, наряду с другими людьми, считаю, что это глобальное явление. Если посмотреть на все развитые страны, то они, в этом отношении, находятся в одной упряжке. Через пятьдесят лет мы все будем в одной упряжке.

Переход развивающихся стран – это очень резкий переход, такого никогда в жизни человечества не было. Вдруг это взрывное развитие, причем по внутренним причинам, это не ресурс, не отсутствие пищи, как думал Мальтус [прим. ред.: Томас Мальтус - английский демограф, 1766 – 1834 гг.], не отсутствие места, как думают люди, связанные с окружающей средой. Это внутренние закономерности развития человеческого общества. Тем более, что оно охвачено единым информационным пространством.

В чем заключаются эти внутренние закономерности?

Мы можем описать их, труднее их понять. Потому-что здесь, я бы сказал, что общественные науки оказались в таком странном положении. Во-первых они очень долго признавали саму эту концепцию. Хотя если в цифрах посмотреть, она даже выпячивается. Нужен был человек масштаба Ландри для того, чтобы это понять и сформулировать в таких резких выражениях, как я это сказал. Это совокупность всех причин. И в таких явлениях очень трудно определить, какая причина была главной. Мальтус сказал, что отсутствие ресурсов лимитирует развитие человечества. Эта точка зрения оказалась неверной. И Мальтус, он был, кстати сказать, первый, в результате Французской революции, пришел к выводу ограничения рождаемости в развитых странах. Но он не смог развить эту теорию до конца, но для своего времени он сделал, конечно же, очень многое. Сейчас существует концепция, о которой я говорю. Я считаю, что она имеет место на существование. Она завоевывает умы. Потому-что надо признать, что у природы человека такая внутренняя потребность развития. Это видно в целом ряде цивилизационных вещей, в том числе и в женском образовании, в изменении ценностей. Вещь, казалось бы, туманная, неформализуемая. На самом деле, ценности, управляют развитием численности населения Земли.

Получается, что в демографическом переходе заключается решение наших основных проблем?    

Это есть не решение проблем, это отражение действительности. Если бы человечество шло по прежнему пути, сейчас бы нас было на три миллиарда больше. Все потери во время мировой войны – в десять раз меньше, так что колоссальная потеря уже произошла против того режима развития человечества, которое царствовало в течение миллиона лет.

Почему крупные СМИ об этом умалчивают?

Чем крупнее идея, тем труднее она воспринимается обществом. Нужно вносить столько изменений в человеческие мысли. Сначала специалисты говорят, что это чепуха, потом они соглашаются первыми с фактами, с цифрами. Авторы этих идей делаются все умнее. Это как тот профессор, который говорит: «Глупые у меня студенты. Я им три раза все объяснял. Я наконец сам все понял, а они все не понимают». Я написал три книги на эту тему, за это время мое понимание выросло. Я умею объяснять это лучше и проще, чем раньше.

Согласно вашим выводам, демографический переход сопровождается сильнейшими социальными трансформациями.  

Эти изменения не вызваны человеком, но оказывают на него большое влияние. Изменение ценностей, в первую очередь, спад религиозных и моральных представлений. Это очень легко разрушить.

Должны ли мы ожидать новые социальные перемены крупного масштаба?

Не думаю. Самая крупная социальная перемена в обозримый период истории человечества – это были Первая и Вторая мировые войны. По моим расчетам там погибло 250 млн. людей. Эти цифры, кстати, тоже многие оспаривают. Потому что, к сожалению, историки, искусствоведы они всегда подчинены какой-то идеологической программе. У них нет той независимости мышления, которая есть в естественных науках. К объективным вещам примешиваются всегда эмоциональные оценки, которые порождает печать в том числе. И это только осложняет понимание. Когда-то мир раздирался религиозными войнами. Свифт даже издевался, с какого конца есть яйцо, с тупого или острого. На самом деле, неужели из-за вопроса триединства Христа нужно было убивать десятки тысяч людей?

Как вы можете охарактеризовать перемещение научных приоритетов, которое вам пришлось наблюдать за время вашей научной деятельности? Сейчас все человечество занято вопросом климатических изменений.  

Мой брат, кстати, сделал важнейшие наблюдения в этой области. Он получил кривую климатических изменений за последние полмиллиона лет. Система климата, она также как и человечество, живет своими мировыми зависимостями, которые мало еще нами понимаются. Мой брат был в Антарктике, пробурил скважину, которая охватывает период за последние три миллиона лет. И там значит маленький кусочек - десять тысяч лет - это неолитическая цивилизация. Это ничтожная часть климатических изменений. То что пишут по этому поводу, это крайне, я бы сказал, узкое мышление. И также как очень трудно предсказывать такие вот глобальные процессы, также трудно предсказывать глобальный климат. А уже бьем во все колокола.

Какую роль в этих явлениях играет деятельность человека?

В прошлом XIX веке в Индонезии взорвалось два вулкана. Тамбора – это вулкан, который выборсил во время извержения 150 куб. км пепла. Погода изменилась на два градуса во всем мире, через два года она поправилась. А другое извержение Кракатау, там 18 куб. км. Это самые большие извержения, самые катастрофические: сорок тысяч людей погибло. Это самый сейсмически активный район земного шара. По сравнению с этим наша деятельность – это так. Нам кажется, что это много, а на самом деле... А кривые, их можно толквать и так и эдак. С моей точки зрения, климат вообще не поменялся за последние полмиллиона лет. Есть данные, цифры, точные температуры с составом воздуха…

Такие эпилептические мысли делаются популярными именно в эпохи кризиса, но думать, что мы являемся причиной этого кризиса – это крайне наивная точка зрения. Мы жертвы кризиса, но не причина. Возможно, наращивание паники служит каким-то интересам, может быть поднимает цены на нефть. История человечества пишется более жесткими красками, чем наши пожелания. 




<- назад в: Обзор новостей
К началу страницы