Всемирный день борьбы со СПИДом

Борясь со СПИД

В начале 1990-х годов, когда Южная Африка отмечала освобождение Нельсона Манделы, Пруденс Мабеле узнала, что она носитель вируса ВИЧ/СПИДа. Через два года она стала первой женщиной в своей стране, которая публично признала свою болезнь. Это было смелое решение, продиктованное желанием побороть стигматы, связанные с вирусом ВИЧ/СПИДа.

Встреча Линды Нордлинг с ПРУДЕНС МАБЕЛЕ

Прошло двадцать лет с тех пор, как Пруденс Набанту Мабеле узнала о том, что она ВИЧ-инфицирована: эта новость перевернула всю ее жизнь. Это было для нее сильным потрясением. В то время считали, что СПИД – это болезнь гомосексуалистов или проституток, но никак не обычных студентов. «Я пыталась понять, как я могла заразиться, – вспоминает она. – Моя жизнь ничем не отличалась от жизни других. По воскресеньям я ходила в церковь. По субботам мы встречались с друзьями и иногда вместе устраивали вечеринки. Я никак не могла понять».

Пруденс была воспитана бабушкой в обществе сильных женщин, ее детство прошло в 1970-х годах на окраине Йоханнесбурга. Она получила хорошее школьное образование, несмотря на уродливую систему образования апартеида. В 1990 году она приехала в Кап, чтобы поступить в университет. Новость о ее «ситуации» очень быстро разлетелась по студенческому общежитию, что осложнило ее жизнь. За ее спиной шушукались и студенты, и преподаватели университета. Ее вызвали на студенческий дисциплинарный совет, и она поняла, что в университете ищут повод для ее отчисления. Ее заставили обратиться к психологу, который написал свое заключение в ректорат университета. «В обход всякой конфиденциальности в этом отчете было все, о чем я ему рассказывала», – вспоминает она.

Пруденс ушла из университета в знак протеста и обратилась к адвокату, но и это завершилось обманом. «Я рассказала ему о моей ситуации и о том, что я хочу судиться с университетом, но это его не интересовало».

Вернуть к себе уважение

Будучи в отчаянии и чувствуя себя одинокой, она обратилась в местный центр по информации и предупреждению СПИДа в г. Кап. «Они были рады, что я к ним пришла, потому что им был нужен кто-то, кто согласился бы быть не как все и противостоять предубеждениям по отношению к людям-носителям вируса ВИЧ/СПИда». Тогда она поняла, что вступить на этот путь значило бы для нее вернуть свои права и уважение к себе.

Она встретилась с группой врачей, чтобы понять, как в больницах относятся к ВИЧ-инфицированным пациентам. «В то время, когда вы попадали в больницу, все считали, что вы уже на грани смерти, – говорит она. – Врачи с упреком сообщали пациентам о положительных результатах анализа на СПИД и были готовы к тому, что эти люди вскоре обратятся к ним с другими болезнями. Было вполне нормально, что от них требовали, чтобы люди предохранялись, но многое было совершенно не нужно».

В первый раз она всерьез возмутилась тяжелой болезнью во время посещения «онкологического отделения», расположенного вблизи Капа, где умирали белые мужчины-гомосексуалисты. «На самом деле, это был никакой не рак. Эти люди умирали от СПИДа», – утверждает она. Увиденное потрясло ее. Это ли ждало ее в будущем? Между тем, один из пациентов сказал ей, что надежда все же есть. «Он сказал мне, чтобы я шла оттуда и продолжала нормальную жизнь».

Этот визит в больницу стал поворотным моментом. Пруденс стала писать письма в больницы Капа с просьбой разрешить ей встречу с другими носителями ВИЧ-инфекции, и это позволило ей познакомиться с женщинами, которые, как и она, жили с вирусом.

В 1995 году она стала работать с фондом «Национальная ассоциация носителей ВИЧ/СПИДа». В том же году в Южной Африке прошла крупная международная конференция по пандемии. По мере того, как Пруденс становилась все более известной, росла и ее репутация. «По всей Южной Африке люди показывали на меня пальцем, говоря: у этой женщины СПИД».

Организация для женщин

Пруденс знает, что от СПИДа умрет большое количество бедных чернокожих женщин. В то время, да и сегодня, Южная Африка отличалась одним из самых высоких в мире показателей случаев изнасилований женщин, которые часто не могут быть хозяйками своего тела. Даже если презерватив и предохраняет от заражения, часто женщины не могут настоять на его использовании.

Тогда, в 1996 году, Пруденс решила создать «Сеть ВИЧ-инфицированных женщин». «Я хотела дать права черным женщинам», – говорит она. Впервые на первых страницах газет заговорили о проблемах, с которыми сталкиваются эти женщины.

В первое время работать было трудно. Не имея денежных средств, Пруденс вынуждена была самостоятельно финансировать работу сети. К тому же перспективы для южноафриканских носителей ВИЧ-инфекции были катастрофическими. «Многие умирали, потому что у них не было лечения. У них не было ничего. Выживут ли они, зависело лишь от них самих».

Сегодня положительная диагностика на ВИЧ не означает смертного приговора. Одна из задач сети – это информирование ВИЧ-инфицированных женщин о том, что существуют альтернативные решения. «Я говорю им, что настал момент, когда они должны изменить свою жизнь», – объясняет Пруденс.

Многим женщинам, пришедшим работать в ассоциацию, затем удалось добиться многого. Одна из них пришла в сеть, думая, что ее жизнь кончилась. Сегодня она имеет докторскую степень. Другая – учительница, которую изнасиловали (и так она заразилась ВИЧ/СПИДом), сегодня работает в системе ООН. Третья пришла, не имея никакой специальности, а сегодня работает в банке.

Ослабление бдительности

В то же время Пруденс сожалеет, что слишком большое число людей по-прежнему заражаются вирусом. «Виновата прежде всего общая культура, – утверждает она. – Должно измениться отношение мужчин к женщинам и их сексуальности. Но и женщины также должны в этом участвовать. Мне приходится от них слышать странные вещи: “Мой друг не хочет использовать презерватив”. Тогда я думаю, неужели нет других мужчин для этой женщины?».

Широкое распространение антивирусных препаратов привело, к сожалению, к тому, что люди стали менее бдительными. «Люди неверно думают о лечении, считая, что оно безвредно, – продолжает она. – Но все не так просто. Длительный прием этих лекарств, которые надо принимать строго по часам, имеет немало побочных эффектов. Поэтому каждый должен делать все возможное, чтобы избежать заражения».

В свободное время Пруденс практикует как сангома, традиционный южноафриканский лекарь. «Это позволяет мне не отрываться от реальности», – говорит она. При этом она всегда направляет своих пациентов в специализированные клиники по лечению СПИДа. «Я помогаю им найти консультацию и знакомлю их с сетью». Параллельно она продолжает получать необходимые ей знания. В прошлом году она изучала курс менеджмента в коммерческой школе в Витватерсранде.

Несмотря на пройденные испытания, Пруденс считает себя счастливой. Она признательна своей семье, которая поддерживает ее во всем. Ее 92-летняя бабушка бедна, но все еще в добром здравии. Пруденс не замужем, но живет вместе с другом, который с пониманием относится к ее заполненному распорядку дня. Ключ к счастью? – Не слишком серьезно относиться к самой себе, отвечает она. «Я могу оглянуться назад и посмеяться над собой, поскольку я не идеальна. Жизнь такая прекрасная. И она никогда не должна быть скучной». 

Линда Нордлинг, шведская журналистка, живущая в Южной Африке.

 

Пруденс Набанту Мабеле – первая южноафриканская женщина, объявившая о своей ВИЧ-инфицированности. Она создала и возглавляет «Сеть ВИЧ-инфицированных женщин и является членом «Сети африканских женщин-лидеров во имя сексуального и репродуктивного здоровья и прав женщин в Африке». Она также работает для Государственного совета по СПИДу Южной Африки, который консультирует правительство по вопросам, связанным с ВИЧ/СПИДом.

К началу страницы