Статья

Нейронауки в школе: между миражом и чудом

В 2000-х годах считалось, что нейронауки могут произвести в педагогике настоящую революцию. Хотя они и не оправдали всех возлагавшихся на них надежд, сегодня, двадцать лет спустя, они по-прежнему остаются эффективным инструментом, позволяющим подвести научный фундамент под те или иные методы обучения.
Mesure de l'activité cérébrale d'un bébé de six mois par le biais d'un électroencéphalogramme au babylab du Centre neuroscience intégrative et cognition (INCC / CNRS et Université de Paris) qui étudie l’acquisition du langage et les capacités cognitives des nourrissons.

Флориан Байер
Журналист в Вене, Австрия

Любому маленькому ребенку свойственна тяга к знаниям, стремление узнавать новое и любопытство по отношению к тому, что его окружает. Но по мере обучения в школе мотивация ребенка часто ослабевает, а подчас и вовсе сменяется отвращением. В этой связи сохранить или пробудить интерес к учебе у детей школьного возраста — одна из главных задач, которые стоят перед учителями.

Зарождение в 2000-х годах нейропедагогики было встречено в педагогических кругах с надеждой и оптимизмом. Исследования механизмов обучения, казалось, открывали путь к новым методам, которые смогут повысить внимание и мотивацию учащихся и улучшить запоминание. Но сегодня, двадцать лет спустя, результаты неоднозначны. Хотя работа ученых и позволила разработать ряд перспективных обучающих методик, революции, которую так ждали, не произошло.

Нейропедагогика указывает на важную роль эмоций и удовольствия в обучении   

Вовлеченность — залог успеха

Если мы посмотрим на педагогику через призму нейронаук, мы увидим, например, что привлечение учащихся к активному участию помогает стимулировать их внимание, что рекомендуется чередовать фазы обучения и проверки, а чтобы прочно усвоить материал, нужно неоднократно обращаться к нему в течение всего учебного года. Кроме того, нейропедагогика указывает на важную роль эмоций и удовольствия в обучении и тем самым ставит под сомнение пользу наказаний и оценок, которые зачастую лишь стигматизируют учащихся. Ученые также подчеркнули важность ритуалов в подготовке детей к занятию. Выводы научных исследований очень часто совпадают с опытом учителей.

«Я преподаю точные науки — математику и физику, и меня заинтересовал взгляд на педагогику науки о мозге», — рассказывает Геральд Штахль, директор школы в городе Винер-Нойштадт, примерно в пятидесяти километрах от австрийской столицы. «Большинство открытий дают научное подтверждение тому, что мы наблюдаем на практике в процессе работы», — продолжает он. Например, исследования показали, что формат урока продолжительностью 50 минут не соответствует темпам обучения детей.

От теории к практике

Хотя некоторые исследования в области нейронаук поднимают интересные вопросы, практическое применение полученных в лаборатории данных по-прежнему затруднительно. Централизованность системы образования, нормативов и учебных программ оставляет мало места для экспериментов. Более того, мы только начинаем понимать механизмы обучения. МРТ может показать, какие области мозга активируются при выполнении того или иного задания, но она ничего не скажет о психологических механизмах, роль которых даже более важна. Кроме того, каждый человек учится по-своему и в своем собственном ритме.

Следует отметить, что мнения учителей относительно применения когнитивных наук в обучении расходятся. «Я не вижу, как результаты неврологических исследований могут быть полезны педагогам, — комментирует преподаватель Фрайбургского педагогического университета (Германия) Николь Видаль. — После первоначального энтузиазма выяснилось, что получить практическую пользу из исследования мозга не так-то просто».

Профессор педагогических наук Венского университета Штефан Хопманн также скептически относится к нейропедагогике. Он критикует публикации за недостаточную научную строгость: «Зачастую в них говорится об очевидных вещах, а значимость выводов преувеличена».

Однако, добавляет Николь Видаль, если нейронауки и не произведут революцию в способах обучения, они могут помочь нам в преодолении специфических проблем, приводящих к трудностям в обучении, например дислексии или синдрома дефицита внимания.

Сакрализация оценок

«Увы, интерес к нейропедагогике угасает», — сожалеет научный сотрудник Педагогического университета Верхней Австрии Томас Морс. Сам он убежден, что нейродидактика способна дать научное обоснование тому, что сторонники прогрессивного образования практикуют уже на протяжении десятилетий.

В частности, он осуждает веру в святость оценок и подчеркивает отрицательное влияние гонки за успеваемость на учащихся. «Страх — абсолютный враг творчества», — настаивает он. Вместо того, чтобы осуждать детей, когда они «терпят неудачу», учителя должны побуждать их совершать ошибки и учиться на них, и различные исследования в области нейропедагогики это подтверждают.

«Метод проб и ошибок — один из главных научных принципов. Без него научный прогресс был бы невозможен», — подчеркивает Томас Морс. Однако традиционная школа не помогает учиться на своих ошибках, а осуждает их.

Давление может дестабилизировать учеников, однако оно выполняет и функцию стимула. «При полном отсутствии давления мотивация может сойти на нет», — объясняет Геральд Штахль. Проблема в том, что даже незначительное давление на учеников неизбежно приводит к сосредоточению внимания на слабых местах вместо достоинств и к «выравниванию по слабым», то есть к стремлению во что бы то ни стало получить минимальный балл, необходимый для перехода на следующий год обучения. Тогда весь класс рискует попасть в Durchschnittsfalle, «ловушку середнячка», если использовать название опубликованного в 2012 году бестселлера австрийского генетика Маркуса Хенгстшлегера.

Геральд Штахль разделяет эту точку зрения. «Уроки не должны всегда проводиться только для всего класса», — отмечает он. Хотя при таком раскладе лучшие ученики могут помогать отстающим, эта практика также демотивирует более сильных. Вот почему он выступает за обучение в небольших группах учащихся с одинаковым уровнем — но не взамен, а в дополнение к обычным занятиям, где присутствует весь класс. Он утверждает, что исследования в области нейропедагогики подтверждают целесообразность такого подхода.

«Школьная система явно нуждается в реформировании, но в последние годы реформы редко основывались на научных данных, — сожалеет Николь Видаль, добавляя, что тенденция обращаться к нейропедагогике наблюдается в отсутствие всеобъемлющей стратегии. — Это не имеет ничего общего с научным подходом». Она также предупреждает, что в игру нередко вступают коммерческие интересы.

На деле, хотя большинство учителей достаточно открыты к использованию полученных с помощью нейронаук данных, ни одна австрийская школа пока не начала применять нейродидактический подход на регулярной основе. 

Таким образом, даже если она не является тем чудодейственным средством, на которое некоторые возлагали надежды, нейропедагогика, тем не менее, представляет собой немаловажный дополнительный ресурс, способный помочь учителям в поиске эффективных методов обучения. Однако чтобы этот ресурс был действительно полезен, необходимо, чтобы до учителей доводилась информация о результатах исследований, что происходит далеко не всегда.

Следует ли опасаться нейротехнологий?
UNESCO
janvier-mars 2022

ЮНЕСКО - январь-март 2022 г.

0000380264
Subscribe Courier

Подписаться