Статья

Рафаэль Юсте: «Нужно действовать, пока не стало слишком поздно»

Ученые уже научились вызывать галлюцинации у мышей, воздействуя на кору головного мозга. А это значит, что в недалеком будущем это станет возможно и в отношении людей. По мнению нейробиолога и профессора Колумбийского университета (Нью-Йорк, США) Рафаэля Юсте, все это лишь усиливает необходимость в законах, регулирующих вмешательство в психическую деятельность. Возглавляемый им фонд NeuroRights выступает за защиту «нейроправ» человека и соблюдение этики в сфере нейротехнологий.
© Boris Séméniako

Беседу провела Дженни Дэр
ЮНЕСКО

Вы начали карьеру в Мадриде, где лечили пациентов с психическими заболеваниями, в частности с параноидной шизофренией. Что побудило вас сменить деятельность и заняться нейронауками?

Я работал в больнице, где лечили пациентов с наиболее серьезными формами психических заболеваний. Многим был поставлен диагноз «параноидная шизофрения», и прием проходил в присутствии охранников. Я был просто поражен их невероятным умом. Их никак нельзя было назвать умственно отсталыми, скорее наоборот — они рассуждали не хуже Шерлока Холмса. К слову, не исключено, что знаменитый английский сыщик тоже был параноидным шизофреником. Помню, как во время приема одного такого пациента мне стало действительно не по себе: он вычислил по моему акценту, где я живу, и стал угрожать мне, говоря, что придет ко мне домой и убьет моего отца!

Мозг людей с таким диагнозом способен на поразительные вещи, но в нем как будто сломался выключатель. Они используют свой ум против себя и других, вместо того чтобы улучшать свою жизнь и среду. Если бы нам удалось понять, что именно с ними не так, мы могли бы починить этот сломанный выключатель и вернуть их в наш мир. Но мы не можем этого сделать, так как у нас нет четкого понимания патогенеза шизофрении, а этого понимания у нас нет потому, что мы не знаем, как работает мозг. Осознание этого заставило меня пересмотреть свои изначальные карьерные планы, и я сказал себе, что если хочу добиться ощутимых результатов в лечении психических заболеваний, сначала я должен понять механизмы, отвечающие за работу мозга.

В чем сложность понимания того, как работает наш мозг?

Дело в том, что мозг состоит из колоссального количества нейронов, которые соединены между собой в чрезвычайно сложную нервную сеть. Около сотни лет назад один из основоположников нейробиологии Сантьяго Рамон-и-Кахаль сравнивал наш мозг с непроходимыми джунглями, где затерялся не один ученый.

В Колумбийском университете вы занимаетесь исследованиями мозговой деятельности мышей. Как эти исследования помогают понять работу мозга человека?

Я считаю, что самый короткий путь к мечте ученых — пониманию устройства нашей психики — лежит через изучение коры головного мозга мышей. Кора головного мозга (от лат. cortex cerebri), имеющая сходное строение у всех млекопитающих, получила такое название, потому что она покрывает полушария мозга подобно коре у растений. Это тонкий слой серого вещества, который, как по волшебству, определяет все, чем мы являемся: наше восприятие, мышление, наши воспоминания, эмоции; все это — результат деятельности нейронов. Мы уже тридцать лет изучаем связи между нейронами у здоровых мышей и мышей с заболеваниями нервной системы: шизофренией, болезнью Альцгеймера, эпилепсией и т. д.

Благодаря нашим исследованиям мы смогли расшифровать корковую деятельность и манипулировать ей, вызывая у мышей галлюцинации и заставляя их вести себя так, как будто они видят что-то, чего на самом деле нет. Ученым из Массачусетского технологического университета в США удалось внедрить в память мышей ложные воспоминания. Такие достижения поднимают вопрос о неприкосновенности личной жизни, ведь речь идет не только о чтении мыслей, то есть части нашего сознания, но и, что гораздо хуже, о проникновении в наше подсознание. Такого рода эксперименты все больше убеждали меня в необходимости защищать наш мозг и психику, ведь эти методы могут изменять наше поведение. Понимание этого и подтолкнуло меня к созданию фонда NeuroRights. Не исключено, что в скором времени мы научимся управлять мышами, как марионетками. А то, что сегодня мы умеем делать с мышами, завтра мы сможем делать и с людьми.

Любая технология, позволяющая изменять наши психические процессы, — это вмешательство в сущность человеческой личности

Фонд NeuroRights, президентом которого вы являетесь, осведомляет Организацию Объединенных Наций, руководство технологических компаний и широкую публику об этических проблемах использования нейротехнологий и искусственного интеллекта. Почему эти вопросы должны волновать нас всех?

В 2017 году в Колумбийском университете (США) состоялся симпозиум по этическим и социальным аспектам использования нейротехнологий, в котором приняли участие 25 представителей проектов по изучению мозга из разных стран: США, где осуществляется инициатива The BRAIN Initiative, Китая, Японии, Кореи, Австралии, Израиля, Европы. На встрече также присутствовали эксперты в области развития нейротехнологий, нейрохирурги, неврологи, специалисты по искусственному интеллекту (ИИ) и составлению алгоритмов, представители индустрии высоких технологий, эксперты по биоэтике и праву.

Эта группа экспертов, получившая название Morningside Group, предложила ряд руководящих принципов в области нейротехнологий и ИИ. Первый из них касается провозглашения так называемых «нейроправ» — прав на неприкосновенность нашего мозга и психической деятельности. Мы убеждены, что это вопрос из области прав человека, ведь именно работа мозга лежит в основе разума, а разум — это то, что делает нас людьми. Любая технология, позволяющая изменять ткани, которые отвечают за наши психические и когнитивные процессы, — это вмешательство в сущность человеческой личности, в нашу человеческую природу.

На ваш взгляд, какое из «нейроправ» требует защиты в первую очередь?

Первым делом необходимо обеспечить соблюдение права на психическую неприкосновенность, смысл которого в защите наших психических процессов от «расшифровки» третьими сторонами без нашего согласия. И сделать это нужно как можно скорее, потому что нейротехнологии активно развиваются во всем мире — прежде всего, в интересах лечения заболеваний нервной системы, однако многие компании из сферы высоких и нейротехнологий уже сегодня используют эти методы для считывания сигналов мозга и передачи их в компьютер. В будущем «Айфон» можно будет носить уже не в кармане, а на голове, или даже внутри головы, в виде чипа, вживленного в мозг. И если это произойдет, то данные, собираемые такого рода устройствами, станут собственностью их производителей, так как законы в этой области отсутствуют.

Что нужно сделать, чтобы были разработаны международные нормативно-правовые рамки в области защиты «нейроправ» и психической неприкосновенности, подобные законам о защите прав человека? 

Фонд NeuroRights ставит задачей провозглашение «нейроправ», и мы сотрудничаем в этом направлении с рядом стран и Организацией Объединенных Наций. В докладе Генерального секретаря ООН «Наша общая повестка дня»(link is external) Антониу Гутерриш говорит о нейротехнологиях как об одном из неотрегулированных вопросов в области прав человека, решением которого следует заняться в ближайшие шесть лет. Среди стран, с которыми мы сотрудничаем, лучшим примером является Чили, чей Сенат одобрил поправку в Конституцию, включающую право на психическую неприкосновенность в права человека. Как только президент Республики ее подпишет, мозг граждан этой страны будет защищен от неправомерного вмешательства в соответствии с Конституцией. Чили может стать моделью для других стран, желающих урегулировать развитие нейротехнологий на основе этических принципов.

Нейротехнологии приведут человечество к новой эпохе возрождения

По вашему мнению, могут ли нейротехнологии и искусственный интеллект изменить наше общество к лучшему?

Безусловно. Я уверен, что нейротехнологии приведут человечество к новой эпохе возрождения. Мы должны максимально содействовать их развитию, потому что они несут в себе надежду на лечение людей с заболеваниями нервной системы. Однако нам нужно делать это осторожно, не выходя за определенные рамки. Сами по себе технологии всегда нейтральны, но использоваться они могут как в благих, так и в дурных целях. Мы несем бремя ответственности за то, чтобы нейротехнологии служили на благо человечеству и не ставили его будущее под угрозу.

Какую главную мысль вы хотите донести до людей?

Нейротехнологии — не научная фантастика. Нужно действовать, пока не стало слишком поздно.

Следует ли опасаться нейротехнологий?
UNESCO
janvier-mars 2022

ЮНЕСКО - январь-март 2022 г.

0000380264
Subscribe Courier

Подписаться